Факты, связывающие Францию и Россию часть 2

Коньяк Камю Наполеон.

В фильме "За день до" времен перестройки насчет основного алкогольного французского фетиша, доступного в то время в СССР, - бутылки интересной формы коньяка Camus Napoleon - зубоскалили так: "Комю еще "камю"?". Вполне ожидаемо, в 1959 году единственным поставщиков коньяков и вин в СССР стал дом Camus. Тридцать лет длился договор, даже, невзирая на антиалкогольную горбачевскую кампанию. В советские времена бутылка Camus Napoleon продавалсь по 18 рублей, то есть, в сущности, диких денег. Опустошенные бутылки не выбрасывали, а выставляли на полку, и даже иногда пользовались в качестве подсвечника ей.

Париж под Челябинском.

Основанное казаками село на Южном Урале, вернувшимися из заграничного победного похода русской армии в 1813–1814 годах. Чтобы в том, что название непосредственно относится к французскому Парижу, никто не усомнился, несколько лет назад в уральском Париже возвели небольшую, но точную копию Эйфелевой башни. Административный центр Нагайбакского района, кстати, в котором Париж и находится, носит название Фершампенуаз: казаки-уральцы были расквартированы именно в парижском пригороде с данным названием.

Французский по Китайгородской.

Особенные отношения Франции с СССР потребовали наискорейшей подготовки высококвалифицированных специалистов. Составителем известного, классического учебника, по которому обучались советские граждане французскому языку, была Китайгородская Галина Александровна. Следует сказать, что составители советских классических учебников иностранных языков (Бонк - английский, Патрушев - испанский) образовали в массовом сознании своеобразный пантеон, который состоял из гораздо более значительных фигур, чем обыкновенные педагоги-профессионалы. С "патрушевым", "бонком" и "китайгородской" начали ассоциироваться не столько сами учебники, а также собственно страны изучаемых языков; «Сборник правил и упражнений» (с одним из названий – «Vive la Joie!») преобразовался в предмет, который воплощал идею заинтересованности к Франции русских, франкофилию – в ее варианте советского союза. Сложно сказать с определенной точностью, правда ли, что «курс Китайгородской» и «учебник Китайгородской» действительно наиболее эффективны среди прочих, – но факт то, что синонимом вообще "чего-то французского" стала сама фамилия автора.