Факты, связывающие Россию и Францию

Русская душа.

Сам термин и понятие "русская душа" не сказать, что придумали – но в действительности занесли в протокол как раз французы. Дипломат и писатель Эжен Мельхиор де Вогюэ, который неоднократно бывал в России и был женат на русской фрейлине, в 1886 году издал книгу, называвшуюся "Русский роман", где, описывая откровения русской классической литературы, сильно его поразившие, вывел соответствующую формулу русской души: "Это большой котел, в котором перемешиваются самые разнообразные субстанции: безумства, печаль, героизм, мистика, слабость, здравомыслие, и оттуда вы можете вытянуть все, что потребуется, даже то, что не ждете вообще. Если бы вы были осведомлены, как может низко пасть эта душа! Если бы вы хотя бы догадывались, как высоко подняться она может! И как из сторону в сторону ее швыряет".

Известные французские писатели русского происхождения.

Большое количество французских писателей русского происхождения удостаивались большой награды, Гонкуровской премии – а Роман Касаев, известный больше как Ромен Гари, сумел получить ее дважды (взяв во второй раз псевдоним, прозрачный для русского уха, Эмиль Ажар). Также другими лауреатами были Лев Тарасов (Анри Труйая), Наталья Черняк (Натали Саррот), Жан-Пьер Милованофф, Андрей Макин. В каком-то смысле можно отнести к писателям и певца Сержа Генсбура, у которого были одесские корни. Его единственный роман, кстати, с русским наименованием «Евгений Соколов» выходит в этом году, наконец, в переводе на русский язык от издательства Ad Marginem.

Александр Кожев.

Знаменитый серый кардинал философской французской мысли 20 века. Так писали о нем: «Пожалуй, Кожев – это единственный случай, когда удалось русской философии выйти из собственных берегов и открыть окно в Европу». Александр Кожевников, тридцатилетний эмигрант, в 1932 году в Париже начал читать курс лекций по философии Гегеля. Длительность курса составила семь лет. Именно в интерпретации Кожевникова Гегелевской философии выросли главные авторы Франции середины прошлого столетия – Жорж Батай, Жан Лакан, Пьер Клоссовски, Роже Гароди, Андре Бретон. Кожев после войны занялся политикой как участник Сопротивления, при этом на наивысшем уровне – он стал основным советником Жискар д'Эстена, также председательствовал на заседаниях экономического Европейского сообщества и занимался разработкой идеи Общего рынка. По воспоминаниям Исайи Берлина, настоящий денди, он нравился Сталину, высмеивал волнения студентов в 68 году, задолго до Фукуямы предрек конец всей истории и даже приобрел репутацию шпиона советского союза посмертно.